Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение


Рассказ Чехова “Злой мальчишка” - история о 2-ух влюбленных, Иване Ивановиче Лапкине, “юном человеке приятной внешности” и Анне Семеновне Зямблицкой, “юный девице со вздернутым носиком”. Не считая черт наружности персонажей, из развернутой экспозиции (оканчивается словами “Он стоял в воде, глядел на юных людей и ехидно улыбался”) читатель выяснит, что действие экспозиции происходит Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение на берегу реки, где юные люди “принялись за рыбную ловлю”, и о обоюдной любви героев. Я отношу диалог к экспозиции, а не к завязке, т.к. развитие предстоящего деяния, основываясь на данных фактах (юные, романтичные, влюбленные), отталкивается все-же от трудности , которой в рассказе служит даже не столько Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение факт возникновения брата Анны Семеновны, гимназиста Если, сколько то , что он гласит, его позиция по отношению к влюбленным: “А-а-а… вы целуетесь? – произнес он.- Отлично же! Я скажу маме”. Итак, неувязка героев, мешающая их отношениям – “злой мальчишка”. Т.е. завязкой деяния служит возникновение брата героини и проявление Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение его “низкого, скверного и отвратительного” нрава. Дальше – действие традиционно развивается по восходящей. Конфликт начинает разрастаться сходу после обозначенной высказывания Если, в его маленьком диалоге с Лапкиным:

– Надеюсь, что вы, как добросовестный человек… - забормотал Лапкин, краснея. – Подсматривать подло, а пересказывать низковато, скверно и омерзительно… Полагаю, что вы, как добросовестный и Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение великодушный человек…

–Дайте рубль, тогда не скажу! – произнес великодушный человек. – А то скажу.

Лапкин вытащил из кармашка рубль и подал его Коле. Тот сжал рубль в влажном кулаке, свистнул и поплыл.

Отметим, что приведенный диалог служит моделью, по которой читатель может вернуть и другие подобные дискуссии, о которых создатель гласит Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение: “Весь июнь Коля не давал житья бедным влюбленным”. Такое внедрение композиционного элемента позволяет, во-1-х, не “затягивать” рассказ и сохранять энтузиазм читателя к нему, а во-2-х, использовать воображение читателя.

Кульминация в рассказе спорна. Очевидно, можно обозначить событие, происшедшее однажды за обедом как наивысшую точку деяния. В поддержку такового представления можно Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение привести определение понятия “кульминация”: наивысшая точка напряжения в развитии конфликта, в какой раскрывается суть противоборствующих нравов. Вправду, в этом эпизоде нравы героев раскрыты ярко:

Однажды, за обедом, когда подали вафли, он [Коля] вдруг захохотал, подмигнул одним глазом и спросил у Лапкина :

–Сказать ? А?

Лапкин жутко побагровел и Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение зажевал заместо вафли салфетку. Анна Семеновна вскочила из-за стола и удрала в другую комнату.

Но, с другой стороны, мы не узнаем ничего нового о героях. Застенчивость Лапкина так же верно была показана в 1ом диалоге у реки (через внедрение незаконченных фраз и умолчаний), там же мы узнали о грубости Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение и бестактности Если, о смущении Анны Семеновны читатель мог додуматься хотя бы по тому, что она вела себя полностью пассивно перед наглостью младшего брата. К этим рассуждениям можно добавить и факты текста : после эпизода за обедом не происходит перелома деяния. Читаем: “И в таком положении юные люди Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение находились до конца августа ”, - т.е. приведенный Чеховым эпизод подобен первому диалогу по роли в тексте. А где же, фактически, кульминация? Думается, перелом деяния наступает с объявлением помолвки влюбленных. В тексте на это есть прямое указание: “И в таком положении юные люди находились до конца августа, до того самого денька, когда Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение, в конце концов, Лапкин сделал Анне Сергеевне предложение ”, - т.е. ситуация резко поменялась. С официальным обнародованием отношений герои получают право на встречи и поцелуи, а Коля лишается власти над ними. После предложенной кульминации действие стремительно идет к логическому окончанию – справедливому наказанию “злого мальчугана” (в тексте действие по нисходящей Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение представлено одним предложением: “Поговоривши с родителями и получив согласие, Лапкин сначала побежал в сад и принялся находить Колю”). Само наказание при таком рассмотрении композиции – развязка. Точной и броской при всем этом раскладе представляется и мысль рассказа: показать нелепость и всесильность неких публичных традиций. Ведь чувство юных людей не Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение поменялось от объявления помолвки, не стало поглубже и посильнее, но, все же, сейчас оно Легитимно, допустимо, в отличие от “нелегальной” влюбленности, которую эксплуатировал Коля. Типично, что и сами юные люди считали свои дела до официального объявления неверными – отсюда и слабость их перед наглостью гимназиста. Сам Коля не столько “мерзавец”, сколько Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение находится под властью традиций общества, подобно Лапкину и Анне Сергеевне. Чехов, заставляя нас смеяться над ситуацией, принуждает и задуматься над ее неестественностью, которая из малыша делает доносчика, а из влюбленных – преступников.


Тема рассказа – встреча 2-ух бывших одноклассников, “2-ух компаньонов: один толстый, другой узкий”. В экспозиции (1-ый абзац) создатель предлагает читателю типичные Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение портреты всех действующих лиц рассказа, при этом описания компаньонов построены по одной схеме (запах, еда), супруга и отпрыск узкого стают схожими на него самого – супруга “худая дама с длинноватым подбородком”, отпрыск – “высочайший”. Также в экспозиции очерчено место деяния рассказа – вокзал Николаевской стальной дороги. Экспозиция лаконична, что соответствует самой Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение форме произведения – рассказ.

Завязка рассказа – сначала диалога меж толстым и узким. Без диалога не было бы деяния и предпосылки для данного повествования. Итак, диалог меж 2-мя товарищами развивается. Узкий смотрится компанейским человеком, который от всей души рад встрече с одноклассником, это подтверждают приемы передачи его речи. Толстый тоже Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение рад встрече, более того, он глядит на узкого “экзальтированно”, спрашивая его о службе. Узкий, невзирая на наблестящую жизнь, оптимист (“жалованье нехорошее…ну, да Бог с ним!”), для него служба отходит на 2-ой план, а основное пока – старенькый компаньон. Но как изменяется ситуация после того, как толстый скажет о Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение собственных служебных успехах! Поведение узкого резко становится из дружественного “чинопоситанием”. Из того, как повлияла реплика толстого на предстоящий ход разговора, изменила его нрав, читатель может заключить, что эта фраза – кульминация. После нее разговор сходит на нет. Создатель делает очередной портрет узкого – уже после кульминации, и, хотя обстановка и окружение остаются Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение прежними, на все как будто наложен отпечаток “искривившей лицо узкого широчайшей ухмылки”: “сам он съежился, сгорбился, сузился… Его чемоданы, узлы и картонки съежились, поморщились… Длиннющий подбородок супруги стал еще длиннее; Нафанаил растянулся во фрунт и застегнул все пуговки собственного мундира”. Диалог узкий ведет уже не с другом юношества, но Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение с большим бюрократом, отчего себя ощущает маленьким во всем – прямо до голоса (он хихикает, “как китаец”). Обращается к толстому только “ваше превосходительство”. Любопытно, что не возлюбленный российской литературой “небольшой человек”, а конкретно большой бюрократ, потаенный советник, смотрится более симпатичным в описываемой ситуации: он пробует возвратить узкого к дружественной беседе (“Мы с Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение тобой друзья юношества – к чему это чинопочитание!”), но скоро убеждается в бесполезности этих попыток (“Толстый желал было сделать возражение что-то, но на лице у узкого было написано столько благоговения, сладости и уважительной кислоты, что потаенного советника стошнило”). Наступает развязка: толстый подает на прощание руку, отвернувшись, узкий воспринимает Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение это презрение как подабающее и пожимает три пальца. Чехов кончает рассказ фразой “все трое были приятно ошеломлены”, относящейся к семье узкого - она перекликается с таковой же фразой посреди рассказа, характеризующей состояние друзей при встрече: “оба были приятно ошеломлены”. Это созвучие снова подчеркивает контраст тонкого-друга и узкого, контактирующего с Попытка создания сюжетной схемы в рассказах Чехова - сочинение принципиальным “вельможей”. При помощи контраста 2-ух образов узкого – до и после кульминации – создатель ярче очерчивает основную делему данного рассказа, характерную для многих его произведений – делему “обмельчания малеханького человека”.



popitka-chelbira-probitsya-na-blizhnij-vostok-i-v-indiyu-42-glava.html
popitka-chelbira-probitsya-na-blizhnij-vostok-i-v-indiyu-47-glava.html
popitka-chelbira-probitsya-na-blizhnij-vostok-i-v-indiyu-52-glava.html